Компания Магнум Ойл +7 (495) 741-00-15 mo@magnumoil.ruЦенник для ФАСМагнумОйл
Адрес: ул. Тульская Б., д. 2, этаж 2, помещение VI 115191Москва
Получить прайс-лист Топливный калькулятор
Офис продаж: Пн—Пт, 09:00—19:00 / Транспортная служба: круглосуточно
+7 (495) 741 00 15 24@magnumoil.ru
Каталог

Офис продаж:
Пн—Пт, 09:00—19:00

Транспортная служба:
Круглосуточно

Воспользуйтесь удобным топливным калькулятором для расчета стоимости ГСМ с учетом доставки
Перейти

Ценник для ФАС

“Роснефть” после двух лет споров согласовала с ФАС свою торговую политику по бензину и дизельному топливу. Компания согласилась устанавливать оптовые цены в рамках рекомендованных регулятором индикаторов, а также продавать нефтепродукты на бирже в приоритетном порядке. Теперь ФАС, скорее всего, завершит начатое в 2014 году дело против “Роснефти” о манипулировании биржевыми ценами.

“Роснефть” и ФАС в пятницу согласовали торговую политику компании по продаже бензина и дизтоплива в России. Документ, которого служба добивалась более двух лет, глава “Роснефти” Игорь Сечин и руководитель ФАС Игорь Артемьев подписали в московском офисе биржи СпбМТСБ. ФАС была главным вдохновителем укрепления роли этой биржи на рынке, тогда как господин Сечин сейчас возглавляет ее совет директоров.

“Роснефть” — крупнейший производитель бензина и дизеля в России — стала последним из значимых игроков рынка, согласовавшим свою торговую политику с ФАС. В 2013 году это сделала “Газпром нефть”, а в прошлом году — ЛУКОЙЛ, “Башнефть” и ННК. Начало подобной практике положила ТНК-ВР в 2012 году, но в конце 2012 года ее купила “Роснефть”, и с тех пор ФАС безуспешно пыталась заставить объединенную компанию согласовать новую политику. Это требование явно или скрыто присутствовало во всех последних спорах регулятора с “Роснефтью”, в том числе в административном деле о продаже АЗС в ряде регионов, а также в текущем антимонопольном деле о манипулировании ценами на бирже (в нем также фигурируют ЛУКОЙЛ и “Башнефть”; см. “Ъ” от 6 ноября 2014 года). Теперь, по мнению собеседников “Ъ” на рынке, ФАС, которая уже несколько раз откладывала рассмотрение дела, может вовсе его прекратить.

В отличие от ЛУКОЙЛа и “Газпром нефти”, “Роснефть” свою торговую практику пока не опубликовала. По словам источника “Ъ” в компании, документ еще должен одобрить совет директоров. По данным “Ъ”, основные положения документа похожи на те, что были у ТНК-ВР. “Роснефть” согласилась строить ценообразование в оптовом сегменте внутреннего рынка на основе трех индикаторов: цена биржи, цена экспорта с учетом транспортных расходов (netback на основе котировок Argus для Киришского НПЗ), а также внебиржевые сделки. До сих пор официальной практикой компании была продажа топлива в опте только по биржевой цене, что не нравилось ФАС. В прошлом году регулятор обвинял “Роснефть” в том, что компания сначала участвовала в “разгоне” биржевой цены, а потом по этой высокой цене продавала топливо в том числе в регионах, где она является доминирующим поставщиком.

Кроме того, “Роснефть” сформулировала критерии очередности удовлетворения заявок потребителей: сначала топливо поставляется для нужд обороны и безопасности, затем — на биржу и только потом на собственные нефтебазы и АЗС. Компания также обязалась поставлять топливо всем потребителям на недискриминационных условиях. Но Игорь Сечин после подписания документа заявил, что на независимых АЗС топливо должно стоить дешевле, чем на заправках нефтекомпаний: “Они же работают эффективнее нас, они могут минимизировать затраты лучше”. Опрошенные “Ъ” независимые игроки восприняли это высказывание с напряжением. “Если это шутка, то нам не смешно”,— сказал один из них.

“Это важная история для рынка нефти и нефтепродуктов: согласованная с ФАС торговая политика действительно может защитить “Роснефть” от обвинений в злоупотреблении доминирующим положением”,— говорит глава антимонопольной практики Goltsblat BLP Николай Вознесенский. Он отмечает, что ФАС в последние два года возбуждала гораздо меньше дел против ЛУКОЙЛа и “Газпром нефти”, которые согласовали с регулятором свои торговые политики. В то же время, добавляет господин Вознесенский, подписание подобного документа не защитит нефтекомпании от других претензий ФАС — например, от обвинений в антиконкурентных соглашениях.